Отказ парашюта

 

Отказ парашюта.

   Случилось это в самом начале моей парашютной деятельности где-то на примерно двадцать третьем прыжке.

   Это было в Ленинграде, когда я уже участвовал на спортивных сборах и уже имел возможность прыгать в день несколько раз: обычно до пяти прыжков. И количество зависело от моей расторопности и моего личного желания. 

     

   Ведь свой парашют надо было лично самому уложить и пять раз поэтапно дать проверить штатному инструктору проверить укладку — пять этапов контроля укладки. В тот день был у меня лично инструктор Юра Панченко.

Хороший инструктор с многолетним стажем. Вообще там были все очень благожелательны. Надо отметить.

И так, дело было летом на спортивных сборах в пригородной зоне около ж/д станции «Лисий нос», и совсем там рядом на аэродроме «Горская».

На время спортивных сборов жили мы там в небольших летних домиках на самом аэродроме. Вставали утром рано в четыре часа утра — что интересно в это время обычно почти всегда был очень слабый ветер, что очень важно для начинающих. На первый прыжок парашют обычно укладывался

в предыдущий день вечером. Как полагается пять этапов укладки и парашют опечатывается — белой ниткой, контруется верхний клапан и заклеиваются два кончика нитки листочком бумаги канцелярским клеем, где ставиться подпись и дата. Также укладывается и запаска — запасной парашют лично для себя и также опечатывается таким же образом и всё это храниться в хранилище до утра до прыжков. А утром всё это перевозилось на лётное поле на старт для

прыжков. Кстати в роли водителя на военной машине фургоне я это всё хозяйство вывозил на старт.

Надо обязательно сказать, что старший тренер у нас был бывший чемпион мира естественно заслуженный мастер спорта СССР Леонид Ячменёв, и, это был просто супер прекрасный тренер. Мы все были прекрасно подготовлены технически, теоретически и практически ко всем нюансам во время прыжков с парашютом.

В том числе к особым случаем как: отказ купола, прыжок на воду, прыжок на лес, перехлёст строп купола, и, конечно, мы всё были готовы к полному отказу основного парашюта. Он даже дал нам возможность прыгнуть по разу с вертолёта. Это что-то. Везде есть свои особенности и надо их все чётко знать. И через какое-то время мы, точно не помню, похоже раз в месяц, мы все без исключения открывали запаску в реальном прыжке с исправным работающим основным куполом. Короче подготовлены мы были как надо. И в этих случаях спускались на двух открытых куполах.

Ну ладно, перейдём к делу. В тот самый день было лето, спортивные сборы и погода прекрасная: ветер один — два метра в секунду.

Тогда я ещё прыгал на десантном куполе Д-1-8. Это громадный около 80 квадратных метров. Купол для десантников, в общем самый надёжный и тупой купол, и без управления естественно. Прыгали на верёвочку. То есть чехол основного купола остаётся в самолёте. Открытие практически мгновенное при выходе из двери самолёта и естественно самое безопасное. Чехол с купола сразу стягивается и сразу открытие. Проще просто не возможно.

Итак, я по команде вышел с самолёта на высоте около километра. И почти сразу лёгкое встряхивание. Я вне самолёта. Пока всё нормально. Как учили первым делом смотрю на стропы и купол естественно вверх. Лямки на месте натянуты вверх, далее нормально вытянутые стропы, а вот с куполом что-то не понятное: вроде он должен открыться, а он какой-то странный — какой-то цветочек в диаметре так метра 3-4 может быть 5. Думаю: «Интересно. Похоже на отказ». Как учили смотрю: где кольцо запасного парашюта. И спокойно кладу на него свою правую

руку. Просто я много историй слышал, что в таких случаях часто не находят от страха кольцо запасного. И хрупкие девушки своими нежными ручками рвут в клочья клапаны запасного парашюта, сделанного из прочного брезента. В общем осмотрелся. Вроде соображаю вполне адекватно и нормально. Немного посмотрел пару секунд на Землю. Красота. А дальше, как много раз учили, и, как я делал на тренировках по отказу парашюта. Левой рукой я сверху, точнее спереди придержал клапаны запасного, слегка прижал к себе, затем правой рукой резко выдернул кольцо запасного, клапаны запасного под действием резинок открылись, оголив сам парашют, далее я продолжая придерживать прижимая к себе запаску, аккуратно ввёл открытую ладонь правой руки под купол запаски, и, как учили, держа в руках сверху и снизу купол запаски резко бросил его вверх в сторону под сорок пять градусов. Проблем с запаской не было. Она не спеша открылась. И основной, главный купол при открытии запаски рухнул вниз. Что мне не очень понравилось, почему-то, не знаю сам почему. Второй купол открылся и это хорошо. Всё

чётко: стропы на месте, перехлёста нет, всё симметрично.

Однако один интересный момент. У запаски стропы в два -три раза короче. А сам купол, как носовой платочек. Короче основной купол всё таки 80 метров и закрывает сверху полнеба. А этот как-то несолидно маленький.

Попробовал подтянуть стропы, да и, сам купол главного и очень скоро понял, что вряд ли справлюсь. Как-то очень неудобно и тяжело. И оставил эту затею. Ждём приземления.

По колдуну — есть на старте такой конус на растяжках, он показывает направление ветра, и вообще, по сносу определил направление ветра. И на лямках скрестив руки развернулся, как учили, ногами вместе, полусогнутыми по ветру.

И здесь произошел ещё один интересный момент. Удар о землю был такой сильный, что ощутимо осушило ступни ног, и я чувствовал, что тысячу иголок впились мне в ступни ног. В общем удар был сильнейший, но без последствий: всё кости и мышцы целы.

В общем приземлился, лежу, купол чуть в стороне. Лежу и думаю: «Вставать как-то не хочется, в чем же дело, что не так, вроде укладка была нормальной и инструктор ведь проверял». Смотрю: машина со старта едет ко мне. Есть немного времени у меня. Не плохо бы разобраться. Да и начальство подводить негоже. Привстал, посмотрел, вроде стропы в норме, а с куполом ничего не понять. Сплошная мешанина. И мне кричат с машины не трогать купол. Понятно, всем хочется понять, что ж с куполом. И мне больше всех. Забрали меня и парашют, и, на старт. Наш любимый Валентин Вангессов — командир парашютного звена распорядился, что на сегодня я уже не прыгаю. Начальству виднее, оно опытнее. Без обид. И на последок ещё два момента.

Первое — причина отказа оказалась до смешного простая. Этот злополучный прыжок у меня был по счету второй в этот день. А в первый прыжок был абсолютный штиль. То есть ветра совсем не было. И сразу после касания земли я увидел, что купол падает сверху прямо на меня. Чуть помедлив, я резко рванул в сторону из-под купола и пробежал сквозь несколько строп. А когда укладывается парашют он первым делом вытягивается на брезентовом столе и купол и стропы делятся на четыре части. И это делается специально, чтобы проверить, что стропы и купол не запутаны между собой. Так вот я инструктору показал, что стропы не перепутаны: разделив их на четыре части и купол тоже показал, что он выложен на столе

треугольниками и делится на четыре части, а вот между стропами и куполом, это место обычно никто не проверял, во всяком случае в тот раз инструктор на это не обратил внимание, а там они была переплетены, как пальцы рук вставленные друг в друга. Отделался я легко— на следующий день уже продолжал прыгать. И инструктор похоже то же. Во всяком случае он продолжал работать, и, мне ничего не известно. Однако потом Валентин Вангесов сказал, что в Москву начальству они доложили о моём случае.

И, второе — на спортивных сборах летом, и в том случае, мы ездили обедать в столовую в «Лисий Нос». Так вот этот день прошел для меня в отношении моего самочувствия и адекватности моего сознания в самом лучшем виде. Однако скажу по секрету Вам: я этого никому не говорил, когда я сидел за столом в столовой на обеде в тот день, уже через несколько часов после прыжка, у меня коленки под столом, и, это никто не видел, вдруг ни с того ни с сего вдруг стали мелко дрожать. И это довольно быстро прошло.

Вот такие дела, дорогие мои. И я очень советую сделать Вам 2-3 прыжка. Это совершенно безопасно. Во всяком случае за много лет на моей практике не одного печального случая. А после третьего прыжка Вы законно получите третий спортивный разряд.И это что-то.

Только, пожалуйста, не прыгайте в спарке, вдвоём на одном парашюте за деньги и без подготовки. Обязательны несколько прыжков с тренажера Проничева. Это полная имитация прыжка на реальной подвесной системе и на тросах. И надо отработать особые случаи. Это совсем просто.

Удачи, радости и счастья от души. Парашютист Володя Дежин.

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *